21:59 

Тайная военно-продовольственная доктрина московитов,

haermaunne
или то, о чём не писали ни Пенской, ни Герберштейн.

В начале июля 1646 года стольник князь Семён Романович Пожарский, астраханский воевода, стоял под Черкасским городком на Дону, возглавляя сборную и весьма пёструю рать: астраханские дворяне, дети боярские и городовые стрельцы; ногаи Салтанаш-мурзы Аксакова и Бия-мурзы Иштерекова; вольные охочие люди Ждана Кондырева; пятигорские кабардинцы князя Муцала Сунчалеева; донские, гребенские и терские казаки.
Изначально предполагалось со всеми этими силами, согласно пожеланиям Алексея Михайловича, "итти степью на Крымского Ислам-Гирея царя, и на калгу, и на нурадына, и на их крымские юрты и над ними промышлять", не затрагивая при этом непосредственно турецких интересов и территорий (=Азова). Но вскоре обстановка коренным образом изменилась. Во-первых, выяснилось, что Салтанаш-мурза предупредил родственных ему ногайцев, а перебежчики-запорожцы - крымцев. Приазовские степи опустели, крымцы затаились за Перекопом, а затем и нанесли контр-удар 6 июля. Во-вторых, согласно сведениям, полученным из Азова, султан вёл масштабные военные действия против венецианцев на Крите (агенты - "прикормленные" татары - говорили о Мальте; здесь нет ошибки - такова была сознательная дезинформация, запущенная в Стамбуле в начале войны, чтобы обмануть венецианцев - что, впрочем, не удалось), где основные турецкие силы "зазимовали" - в результате в Азове "турских людей ныне только тысечи з две, ... а из Царя де города к ним прибылые люди на перемену и запасов при них в Азов не бывало ж".
Донцы настаивали на том, чтобы объединёнными силами ударить по Азову (и даже попытались было, на свой страх и риск, взять крепость изгоном - неудачно). Пожарский же самовольно действовать не хотел и, отписав в Москву о сложившейся ситуации, ждал дальнейших указаний. Астраханским ногаям, в принципе, было всё равно, куда идти, их больше беспокоило затянувшееся бездействие: кони слабели от бескормицы, а неукреплённые таборы и табуны при неожиданных нападениях крымцев становились их первой жертвой. Поэтому татары предложили князю С. Р. Пожарскому, чтобы он немедленно вел их, неважно - на крымские улусы, или же под Азов, "а на одном месте бы их не держал"; в случае же дальнейшей проволочки предлагали перенести стан в "место крепкое" - например, на "Раздорной остров болшой", в полутора днях пути вверх по Дону. Но воевода заявил, что ""хотя де лошади [=лошадей] их и отгонят, или они сами и лошади их з голоду помрут, а ему де без государева указу с того места [под Черкасским городком] никуды не хаживать"".
И тут астраханский письменный голова Алексей Хрущов выдал важную государственную тайну, сообщив татарам, что у русских ратных людей в походах "ведётца так: хотя де лошади у них хто отгоняет, или з голоду лошади помрут, а будет им и самим голод учинитца, и они де з жеребья десятово человека едят, а без государева де указу з государевы службы не ездят и не бегают"".
Это откровение произвело потрясающий эффект. "После тех слов" в ночь и наутро рядовые татары ("улусные чёрные люди") самовольно разбежались по своим улусам. На следующий день за ними потянулись мурзы и табунные головы. Вскоре и сам оставшийся без войска Салтанаш-мурза, побоявшись, что князь Пожарский может выдать его донцам (у которых с ним были давние счёты), тоже отправился восвояси.
[цитировано по мотивам: Куц О. Ю. Донское казачество времени Азовской эпопеи и 40-х гг. XVII в.: политическая и военная история
Куц О. Ю. Донское казачество времени Азовской эпопеи и 40-х гг. XVII в.: политическая и военная история. М. - 2014; стр. 420]


Это ж надо, какая мякотка, а мужики-то в инторнете ничего и не знают :gigi:
А занятный, должно быть, человек был этот Алексей Хрущов
Хрущов Алексей Иванович, ?-1650. Каширянин; дворянин московский (1640); письменный голова, на службе под Азовом (1646); 2-й воевода в Ельце (1648); письменный голова в Белгороде (1650).

@темы: разное, XVII

URL
Комментарии
2016-11-03 в 00:32 

Groemlin
:laugh::nechto:

   

Для памяти

главная